Вперед 1 2 Назад
Раздел: Библиотека.
Опубликовано: doctus, 28-06-2008
Считается, что продолжительность сна нормального человека составляет 6-8 часов. Но порой грань между нормальным сном и сном, вызванным стрессом, бывает слишком тонкой. Речь идет о летаргии (греч. «lethe» - забвение и «argia» - бездействие), болезненном состоянии, похожем на сон и характеризующемся неподвижностью, отсутствием реакций на внешнее раздражение и отсутствием всех внешних признаков жизни. Впасть в летаргический сон люди всегда боялись, потому что существовала опасность быть погребенным заживо.
Знаменитый итальянский поэт Франческо Петрарка, живший в XIV веке, в возрасте 40 лет тяжело заболел. Однажды он потерял сознание, его сочли умершим и собирались похоронить. К счастью, закон того времени запрещал хоронить покойников раньше чем через сутки после кончины. Очнувшись уже практически у своей могилы, Петрарка сказал, что чувствует себя превосходно. После этого он прожил еще 30 лет.
При переносе старых европейских кладбищ, при котором делается выборочная проверка гробов, обнаружено, что четверть всех мертвецов, которые были похоронены, вновь затем оживали. По положению тел в гробах ясно, что «покойники» вскоре после похорон безуспешно пытались выбраться из могилы. В 1838 году в одной из английских деревень произошел невероятный случай. Во время похорон, когда в могилу опустили гроб с покойником и начали его закапывать, из гроба донесся какой-то неясный звук. Пока напуганные кладбищенские рабочие пришли в себя, вырыли гроб и вскрыли его, было уже поздно: под крышкой они увидели застывшее в ужасе и отчаянии лицо. А разорванный саван и руки в ссадинах показали, что помощь пришла слишком поздно. В Германии в 1773 году после доносящихся из могилы криков была эксгумирована беременная женщина, похороненная накануне. Свидетели обнаружили жестокую борьбу за жизнь: нервное потрясение похороненной заживо спровоцировало преждевременные роды, и ребенок задохнулся в гробу вместе с матерью.
Хорошо известны, опасения Николая Гоголя быть похороненным заживо. Окончательный психический надлом произошел у писателя после того, как скончалась женщина, которую он бесконечно любил, - Екатерина Хомякова, жена его друга. Ее смерть потрясла Гоголя. Вскоре он сжег рукопись второй части "Мертвых душ" и слег в постель. Врачи посоветовали ему отлежаться, однако организм писателя защитил его слишком хорошо: он заснул крепким спасительным сном, который в то время приняли за смерть. В 1931 году большевики решили по плану благоустройства Москвы уничтожить кладбище Данилова монастыря, на котором был похоронен Гоголь, и во время эксгумации присутствующие с ужасом обнаружили, что череп великого писателя повернут набок, а материя в гробу разодрана.

[Читать дальше...]

Раздел: Библиотека.
Опубликовано: doctus, 25-04-2008
В мифах классической древности повествуется о том, что жил некогда могучий непобедимый гигант Антей, сын бога морей Посейдона и богини земли Гёи. Мать Антея воспитала в нем горячую любовь к родной земле и внушила ему мысль о том, что до тех пор, пока он будет касаться земли, никто в мире не сможет победить его. И действительно. Всякий раз, когда Антей чувствовал усталость или неуверенность в борьбе с врагом, он касался матери-земли, получал от нее новые силы и становился победителем. Но однажды он повстречал Геракла (Геркулеса), с которым тотчас же вступил в единоборство. Геракл долго боролся с Антеем, несколько раз валил его на землю, но от этого у Антея только прибавлялось силы. Тогда Геракл могучим рывком оторвал Антея от земли, поднял его высоко на воздух и задушил. Образом Антея пользуются в тех случаях, когда говорят о силе, которой обладает человек, тесно связанный с родным народом, с родной землей.
Раздел: Библиотека.
Опубликовано: doctus, 26-12-2007
Руны представляют собой буквообразные знаки, обладающие символическим значением. Ученые предполагают, что руны возникли на территории обитания германских племен, где они, возможно, были сформированы при вольном копировании образцов из Средиземноморья.
Руны считаются магическими знаками, и связано это с божествами древних германцев — богами Солнца, Луны и другими небесными божествами. Посвящение отдельных рун божетсвам и традиция размещения их на надгробиях привели к тому, что руны стали рассматриваться как сверхъестественные силы, спосообные защищать, отомстить или же предсказать будущее.
В раннем средневековье используемые руны имели вид шрифта. При пророчествах в качестве вспомогательных средств они стали применяться только в начале нашей эры. Руны часто наносили на камень, дерево или кожу и использовали эти предметы в практике шаманизма. Считалось, что эти магические символы помогают вызвать духов или увидеть будущее. Однако по мере распространения христианства руны, которые были связаны с язычеством, постепенно вытеснялись из обихода и, наконец, были совсем запрещены.
Впоследствии интерес к рунам был возрожден, но теперь этим знакам приписывался почти религиозный смысл. Так, рунический знак «зиг», который активно использовали национал-социалисты, прежде служил знаком защиты от демонических существ, символом Солнца и плодородия. Рунический знак «жизнь» обозначал счастье или несчастье в зависимости от подтекста, когда же он направлялся вниз тройным отростком, он рассматривался как символ божественных близнецов. Рунический знак «туре» использовался большей частью при колдовстве, а знак «белка» символизировал скот, имущество и богатство и посвящался богу плодородия Фрейеру.
Некоторые руны активно используют и в наше время. После 1945 г. отдельные неофашистские организации применяли отдельные руны в качестве своих символов и приравнивали их к политическим знакам. Примером может быть свастика — знак, который полностью изменил свое изначальное значение.
Раздел: Библиотека.
Опубликовано: doctus, 09-10-2007
Большинство осужденных на смерть воспринимают приговор как глубочайшую трагедию, но бывает и диаметрально противоположная реакция. Когда американец Леонард Лоус (штат Миссури) узнал о смертном приговоре, его охватил неудержимый смех. Он отказался подавать прошение о помиловании или какие-либо апелляции по своему делу.

Долгое ожидание казни иногда приводит к парадоксальным случаям. Так, в ноябре 1986 года на Ямайке двое осужденных, которые ждали казни более 5 лет, покончили с собой в своих камерах. Американец Перри Смит, ожидавший казни в тюрьме штата Канзас в 1960-1965 годах, пытался покончить с собой путем голодовки. С. П. Мельгунов пишет о татарине в Бутырской тюрьме, который перерезал себе горло куском стекла в минуты ожидания увода на расстрел. Как отметил в 1988 году в докладе Комиссии по правам человека специальный докладчик по вопросу о пытках, если "приговоренным к смерти приходится ждать длительное время, прежде чем они узнают, будет приговор приведен в исполнение или нет", и "если неопределенность... продолжается несколько лет... Психологические последствия этого могут быть сравнимы лишь с сильными душевными страданиями, которые часто приводят к серьезным физическим расстройствам..."

Приведу несколько примеров из жизни обитателей камер смертников.
"В страшную камеру под сильным конвоем нас привели часов в 7 вечера. Не успели мы оглядеться, как лязгнул засов, заскрипела железная дверь, вошло тюремное начальство в сопровождении тюремных наблюдателей.
- Сколько вас здесь? - окидывая взором камеру, обратилось к старосте начальство. - Шестьдесят семь человек. - Как шестьдесят семь? Могилу вырыли на девяносто человек,- недоумевающе, но совершенно спокойно, эпически, даже как бы нехотя протянуло начальство.

Камера замерла, ощущая дыхание смерти. Все как бы оцепенели.
- Ах, да,- спохватилось начальство,- я забыл, тридцать человек будут расстреливать из Особого отдела.

Потянулись кошмарные, бесконечные, длинные часы ожидания смерти. Бывший в камере священник каким-то чудом сохранил нагрудный крест, надел его, упал на колени и начал молиться. Многие, в том числе один коммунист, последовали его примеру. В камеру доносились звуки расстроенного рояля, слышны были избитые вальсы, временами сменявшиеся разухабисто-веселыми русскими песнями, раздирая и без того больную душу смертников,- это репетировали культпросветчики в помещении бывшей тюремной церкви, находящейся рядом с вашей камерой. Так по злой иронии судьбы переплеталась жизнь со смертью".

Вот фрагменты из писем приговоренных к смерти, которые собрал В. Г. Короленко, активный борец против смертной казни в дореволюционной России.

"Я напишу вам, но предупреждаю, что я человек малограмотный, неразвитый и малоначитанный. Я чувствую себя очень хорошо. Смерть для меня ничто. Я знал, что это рано или поздно, но должно быть. Я был уверен на воле, что меня повесят или застрелят где-нибудь на деле. Так вот, товарищ, может ли мне казаться страшной смерть? Да, конечно, ничуть. Я не знаю, как другие, но до суда и после суда я был в одном настроении. Только обидно: со мной приговорили одного невиновного. Я в суде не утерпел и крикнул судьям... За это мне попало от „сознательного конвоя"..."

"Вы спрашиваете, как я провожу время. Определить трудно. Я сам себя не могу учесть в этом случае. Одно могу сказать, что душевно я спокоен. Очень даже спокоен. Наружный вид, можно сказать, веселый. С утра до ночи смеемся, рассказываем различные анекдоты, конечно юмористические. Конечно, вопрос о жизни приходит иногда в голову. Задумаешься на несколько минут и стараешься забыть это все потому, что все уже кончено для меня на сей земле. А раз кончено, то такие мысли стараешься отогнать и не поднимать в своей голове. Я вижу, что времени для жизни осталось очень мало, и в такие короткие минуты ничего не могу разрешить. Чем понапрасну ломать голову, лучше все это забыть и последнее время провести веселее. Я сам себя не могу определить: я как будто ненормальный. Иногда хочется отравиться. Отравиться тогда, когда мне этого захочется. Уж очень не хочется идти помирать на задний двор, Да еще в сырую погоду, в дождик. Пока дойдешь, всего измочит. А мокрому и висеть не особенно удобно. Да еще и то: берут ночью (эта традиция - забирать на казнь ночью сохранилась в советских тюрьмах и при Сталине). Только разоспишься, а тут будят, тревожат... Лучше бы отравиться..."

"Чувствую себя ничего. Даже удивлен, что в душе не сделалось никакого переворота. Точно ничего ее случилось..."

"Спать ложимся мы в три часа ночи. Это постоянно. Р. научил нас играть в преферанс, и мы до того им увлеклись, что играем как будто бы за интерес. Увлеклись сильно. Тут есть и сожаление от проигрыша, и маленькие радости от выигрыша. Упадка духа ни в ком как будто и не замечается. Если посмотреть со стороны и не знать, что мы приговорены к смерти, то можно счесть вас просто за людей, отбывающих наказание. Если же наблюдать нас, зная, что нас ждет смерть, то, вероятно, можно подумать, что мы ненормальны. Действительно, и самому приходится удивляться тому, что мы так хладнокровны... О том, что ждет нас, буквально забываешь. Это, по моему мнению, происходит оттого, что сидишь не один... Чуть кто пригорюнится, так другой старается, может быть, ненамеренно, оторвать его от тяжелых мыслей и вовлечь в разговор или во что-нибудь другое... Находят минуты какой-то беспричинной злобы, хочется кому-нибудь сделать зло, какую-нибудь пакость. Насколько я наблюдал, если такому человеку поволноваться и вылить свою злобу в руготне, то он понемногу успокоится. На некоторых в такие моменты действует пение. Затяни что-нибудь - он поддержит".

"Жизнь приходится считать минутами, она коротка. Сейчас пишу эту записку и боюсь, чтовот-вот растворятся двери и я не докончу. Как скверно я чувствую себя в этой зловещей тишине! Чуть слышный шорох заставляет тревожно биться мое сердце... Скрипнет дверь... Но это внизу. И я снова начинаю писать. В коридоре послышались шаги, и я бегу к дверям. Нет, снова напрасная тревога, это шаги надзирателя. Страшная мертвая тишина давит меня. Мне душно. Моя голова налита как свинцом и бессильно падает на подушку. А записку все-таки окончить надо. О чем я хотел писать тебе? Да, о жизни! Не правда ли, смешно говорить о ней, когда тут, рядом с тобой, смерть? Да, она недалеко от меня. Я чувствую на себе ее холодное дыхание, ее страшный призрак неотступно стоит в моих глазах... Встанешь утром и, как ребенок, радуешься тому, что ты еще жив, что еще целый день предстоит наслаждаться жизнью. Но зато ночь! Сколько она приносит мучений - трудно передать... Ну, пора кончить: около двух часов ночи. Можно заснуть и быть спокойным: за мной уже сегодня не придут".

"Я давно не писал вам. Все фантазировал, но не мог сообразить своим больным мозгом. Я в настоящее время нахожусь в полном неведении, и это страшно мучает меня. Я приговорен вот уже два месяца, и вот все не вешают. Зачем берегут меня? Может быть, издеваются надо мной? Может быть, хотят, чтобы я мучился каждую ночь в ожидании смерти? Да, товарищ, я не нахожу слова, я не в силах передать на бумаге, как я мучаюсь ночами! Что-нибудь - скорей бы!"

Да, чем дольше человек ждет казни, тем тяжелее это испытание сказывается на его психике. Криминолог Роберт Джонсон в 1978 году провел в тюрьмах штата Алабамы опрос ожидавших исполнения смертного приговора. Большинство из 35 опрошенных не могли думать ни о чем, кроме предстоящей казни. Их преследовали мысли о том, как будет проходить казнь на электрическом стуле, воздействие тока на тело, они ярко и во всех подробностях представляли казнь в своем воображении. Их заботило, как они будут себя вести, когда за ними придут и поведут в камеру для казни; случится ли с ними истерике, нервный срыв; будет, ли казнь болезненной; как воспоминания о казни скажутся на их семьях. Такие и аналогичные мысли стали для многих осужденных навязчивыми.

Некоторых постоянно преследовали ночные кошмары, в которых этап за этапом проходила вся процедура казни... Перспектива расстаться с жизнью и чувство бесполезности поддержания каких-либо связей нередко приводили к тому, что осужденные проявляли все меньше желания встречаться с родственниками и друзьями. Утрата связей с внешним миром и изоляцииосужденных в камере смертников порождали чувство покинутости, что приводило к состоянию, которое Р. Джонсон назвал "смертью личности"; в ряде случаев такое состояние возникало задолго до момента казни. Для этого состояния характерны глубокая депрессия, апатия, потеря чувства реальности, физическая и умственная деградация.

Это - опыт США, где приговоренные к смерти ждут исполнения приговора в среднем 7-8 лет. В бывшем СССР, как я уже говорил, этот срок равнялся полутора - двум годам. Так что здесь и опыт иной. Обратимся к свидетельству Георгия Рожнова, который более 25 лет работал замполитом тюрьмы в Петропавловске-Камчатском.

[Читать дальше...]

Раздел: Библиотека.
Опубликовано: doctus, 23-09-2007

Фрагменты видео 11.09.2001. Музыка: Rammstein.
Вперед 1 2 Назад

© 2006— «Doctus»